В пятницу 13 апреля было принято решение суда о блокировке Telegram, и как теперь не верить в приметы?)

Все прекрасно понимают, почему Telegram заблокировали, властям очень не нравится, когда они что-то не могут контролировать.

Давайте разберёмся. Для начала обратимся к первоисточнику. 

Статья 23 Конституции РФ
1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.
2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Далее посмотрим статью 10.1 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Именно этот ФЗ регулирует деятельность Telegram в России. 

Если говорить простым языком, то все ваши сообщения (текстовые, аудио и видео) должны храниться до 6 месяцев (более точные сроки устанавливает в каждом конкретном случае Правительство), а вся информация о фактах приёма и передачи таких сообщений, (и конечно же о вас, как пользователях) должна храниться один год.

Затем мы увидим «великолепный» пункт 3.1. (спасибо, Яровая). Согласно которому Telegram обязан предоставлять указанную выше информацию государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации.

Но в каких случаях это возможно? Правда ли только на основании судебного решения? Двигаемся дальше и смотрим ст. 8 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Там черным по белому написано: проведение оперативно-розыскных мероприятий (включая получение компьютерной информации), которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения (подозреваемые, разумеется, не в курсе, что всю их переписку и разговоры отслеживают)

И конечно, есть НО. 

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации, допускается получение частной информации и без разрешения суда. Конечно, судью надо предупредить, а потом в течение 48 часов получить разрешение…либо прекратить проведение мероприятий. 

Получается у спецслужб есть целых 48 часов, для того, чтобы скачать всю личную информацию подозреваемого. Повод для подобных действий без решения суда найти чрезвычайно просто. 

Крайне важно помнить о ситуации де-факто, закон ничто, если его не охраняет государство в лице власти. 

В России власть законы не охраняет, наоборот законы охраняют власть. Каждый год (если не месяц) выносятся тысячи незаконных судебных решений. Огромное количество должностных лиц, нарушивших закон, остаются безнаказанными. Получить судебное решение для того, чтобы следить, например, за перепиской Соболь – легче лёгкого. Вы думаете власти реально нужны террористы? Они тоже, но это не главное. 

Роскомнадзор все свои требования к Telegram аргументировал тем, что Telegram является «если не основным, то одним из основных каналов коммуникаций для террористов». Если бы Telegram согласился на сотрудничество с российскими властями, то осуществлять разработку террористов стали бы спецслужбы (ФСБ). 

И тут всплывает огромная дыра нашего законодательства. Ни Роскомнадзор, ни спецслужбы ни разу не упомянули какими методами будет осуществляться борьба с терроризмом в Telegram. Каков будет регламент этой борьбы?

Будут следить за перепиской пользователей, в отношении которых имеются доказательства их причастности к терроризму? Какие это будут доказательства? Доказательства полученные в режиме оффлайн? Или достаточно будет положительного комментария о терроризме под каким-нибудь постом в ВК? 

Будет читаться вся переписка подозреваемых? Или только та часть, которая непосредственно связана с террористической деятельностью? 

Например, ваши знакомые решат податься в терроризм (помните про студентку МГУ?), а вы об этом как говорится «ни сном, ни духом», и делились с подозреваемым лицом очень личной информацией. Это тоже будут читать? А не всплывет ли потом эта личная информация на просторах интернета? 

Будет ли некий поиск по всем аккаунтам Telegram с целью выявления, причастных к терроризму? Как он будет осуществляться? По количеству упоминаний ключевых слов? А если кто-то пишет кандидатскую по терроризму, и все время обсуждает ее с коллегами? 

На эти вопросы никто не отвечал, и они никак не урегулированы. Ни ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», ни ФЗ «О противодействии терроризму», ни ФЗ «О Федеральной службе безопасности», ни какие-либо другие НПА не содержат в себе ответов на поставленные вопросы. 

И никто не собирался на них отвечать, в ситуации с Telegram, речь не шла о сотрудничестве по каждому конкретному случаю, речь шла о том, что все данные окажутся у ФСБ, а те сами, на основании решения суда (или без) будут предоставлять эти данные по запросам органов и должностных лиц. 

Именно это уже происходит со всеми «прогнувшимися» мессенджерами и операторами сотовой связи. На языке правоохранительных органов прослушка телефонов и контроль интернет-трафика называются аббревиатурой «СОРМ» — «Система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий». СОРМ-1 – это комплекс мероприятий, направленных на прослушку мобильной связи, СОРМ-2 – мобильного интернет-трафика. У каждого оператора связи установлена аппаратура, позволяющая силовикам в любое время получать доступ к разговорам любого клиента (к этому операторов обязывает закон). А в региональном управлении ФСБ есть терминал удаленного доступа, с помощью которого можно в несколько кликов начать слушать любого пользователя мобильной связи.

По закону, право вести прослушку имеют несколько специальных служб. Кроме самой ФСБ, это МВД, ГУФСИН, таможня, ФСО, СВР. 

Но контроль за самой аппаратурой, обеспечивающей работу СОРМ-1 и СОРМ-2, находится именно у ФСБ. Чтобы поставить тот или иной номер на прослушку, сотрудникам из полицейского бюро специальных технических мероприятий не обязательно бежать в ФСБ и просить нажать кнопочку: в МВД и других органах, ведущих оперативно-розыскную деятельность, есть собственные терминалы доступа. Но они подключены «через ФСБ», то есть главный ключ все равно расположен у ФСБ.

Вот этот главный «ключ» от Telegram и хотели получить ФСБ. Ни о каком сотрудничестве речи не было.

Что будет дальше с другими иностранными почтами, меccенджерами, соцсетями? Вопрос. Хотим ли мы жить в государстве, где все способы общения будут подконтрольны властям? Каждый отвечает сам.